Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Футурологическая рассылка

Если вам интересны публикующиеся в этом блоге футурологические новости, но вы не имеете возможности регулярно посещать ЖЖ, вы можете могут получать эти же сообщения по регулярной почтовой рассылке "Новости футурологии".  Чтобы подписаться на рассылку, сообщите о своем желании по адресу ariel2СОБАКАmail.ru

Футурологи и корпорации

Американский теоретик медиа Дуглас Рашкофф рассказал «Русской планете» о частных валютах будущего, эксплуатации человека социальными сетями и почему корпорациям выгодно наше одиночество

— Есть ли способ, и вообще необходимость, отстранить корпорации от процесса технического развития? Могут ли новые технологии изменять общество без участия корпораций?

— Я думаю, это как раз уже происходит! Впереди — цифровое будущее, где люди, используя дешевые технологии, создают вещи, продают их, взаимодействуют, производят добавочную стоимость и сохраняют с ней связь. Что-то вроде Etsy — одноранговой сети, в которой делают вещи и продают их друг другу; эдакий базар. Ну, или этот базар задавят компании, которые не хотят, чтобы люди самостоятельно создавали и сохраняли добавочную стоимость; которым нужно, чтобы люди работали по часам, делая что-то, чего даже не понимают, чтобы потребители проводили больше времени, прилипнув к своим гаджетам и не взаимодействуя друг с другом.

Грустный факт о корпоративном капитализме: он хорошо подходил для колонизации новых стран, порабощения людей и извлечения прибыли, но чтобы продолжить рост, ему нужно отбить у людей желание проводить время вместе. Потому что каждый миг, который ты проводишь с другим человеком — это время, в течение которого ты ничего не покупаешь, не производишь и не потребляешь.

Если мы начинаем взаимодействовать вне корпоративной сферы, корпорации несут убытки. В теории, этих убытков можно избежать, но вот сейчас компании так устроены. Так что они тратят много сил, чтобы помешать людям взаимодействовать. Каждый раз, когда ты что-то продаешь мне или я что-то продаю тебе напрямую, корпорации упускают выгоду. Они хотят быть посредниками в каждой транзакции.

Когда появились новые цифровые технологии, я увидел в этом возможность для людей взаимодействовать напрямую — как вот мы с вами сейчас. А футурологи, о которых я говорил, они пошли работать на корпорации и изобретают способы помешать этому взаимодействию, сделать цифровую революцию источником новых возможностей для рынка ценных бумаг, а не для людей.


— А есть футурологи, которые не сосут?

Конечно! Конечно есть. Дэвид Песковиц, мой друг по мозговому тресту «Институт будущего». Вот он не сосет. Многие не сосут. Просто надо понимать, что в большинстве случаев футурологов нанимают не те, кто заинтересован в переменах. Большинство людей с деньгами платят футурологам, чтобы предотвратить перемены.

Они их не хотят, потому что они богаты сейчас. Для них любые перемены — это плохо. Людям нашей профессии надо бы это помнить, чтобы сознательно выбирать, на кого работать.


Подробнее: http://rusplt.ru/society/lyudi-s-dengami-platyat-futurologam-chtobyi-predotvratit-peremenyi.html

Наш выход!

Похоже, что фильм телеканала РЕН-ТВ о научно-техническом прогрессе (о котором была недавняя рассылка Ассоциации) станет коллективном бенефисом Ассоциации футурологов. В телестудии я узнал, что в съемках фильма уже приняли участия члены Ассоциации футрологов Владимир Кишинец, Александр Кононов, Данила Медведев и Константин Фрумкин, а с моей подачи продюссеры собираются обратиться также к Юрию Шушкевичу и Игорю Артюхову. Так что - фильм станет коллективным высказыванием членов Ассоциации.
Рабочее название фильма- "Проект "Земля", он должен выйти на телеэкраны после 23 февраля. Вопреки предупреждению Антона Первушина, темой фильма не является заговор против прогресса, а, как заверил меня продюссер, исключительно риски прогресса.
Это конечно не означает что фильм, учитывая общий уровень ТВ, будет умным. Но тем не менее.  

конец истории города

Оригинал взят у kmartynov в конец истории города

В течение всего двадцатого столетия футуристы и визионеры размышляли о том, в каких городах будут жить люди нового тысячелетия. Старый, викторианский город, с несколькими прямыми проспектами, подземкой и сетью городского транспорта, чередующий жилую застройку, офисы и промышленные здания, казался ужасным анахронизмом. Предполагалось, что города ближайшего будущего, нашего настоящего станут напоминать сцены из “Пятого элемента” Бессона, жилища, транспорт, сама планировка города, само ощущение городского пространства радикально изменятся.


Город должен был стать примерно таким:



Или хотя бы таким:



Однако этого не случилось. Большой город 2012 года в своих существенных чертах мало чем отличается от Лондона 1865 года. Планировка осталась прежней, городское пространство все так же располагается на плоскости – воздушное пространство практически не используется, транспорт и люди перемещаются вдоль улиц. Основную нагрузку по перемещению людей принимает на себя метро. Люди живут в многоквартирных домах и иногда по несколько часов добираются на работу. Городские площади все также служат местом публичной жизни. Город двадцать первого века не удивил бы Оскара Уайльда или Марселя Пруста.


Почему так получилось? Ясно, что в качестве основного средства мракобесия выступил автомобиль. Автомобиль концептуально, по принципу своего использования и управления – это самодвижущаяся повозка, карета без лошадей. Мы передвигаемся и покупаем средства передвижения XIX века, так что же удивительного в том, что мы живем в викторианских городах? Перестройка инфраструктуры под автомобили сделала невозможным никакое дальнейшее развитие пространства, никакие инновации.


Следствием автомобилизации стал великий американский исход в пригороды и разрушение идеи города как такового. Это был еще один регрессивный шаг. Вместо жизни в городе люди сделали выбор в пользу псевдопомещечьего существования в собственных картонных коттеджах. Люди захотели вести образ жизни аристократа XIX столетия, у которого вместо английского клуба и охоты – телевизор и автомобиль.


Тут есть несколько ответов. Либеральные теоретики вроде Фукуямы, вероятно, заявили бы, что почти двухвековая стабильность образа города, несмотря на все технологические изменения, означает, что мы нашли форму организации пространства, которая в наибольшей степени соответствует человеческой природе. И что консервация городской среды – это процесс столь же естественный, как и торжество либеральной демократии во всем мире.


Левые, в свою очередь, поставили бы вопрос о том, не является ли история капиталистического города симптомом того, что капитализм совсем не всегда является наилучшей средой для инноваций. Мне кажется, это интересный вопрос. Если люди в силу привычки и моды стремятся покупать автомобили, то означает ли это, что автомобиль является наиболее передовой технологией настоящего момента? Если инфраструктура следует за модой и “потребностью” потребителя, то можем ли мы утверждать, что эта наиболее рациональный выбор из имеющихся? Если цивилизация в течение полутора столетий совершенствует двигатель внутреннего сгорания, предназначенный для перевозки одного-двух людей, означает ли это, что это лучшее направление инвестиций? Аристократы из коттеджей напоминают всадников на БМВ, для которых свобода приобретает формы средневековых мифов.


Впрочем, теперь, когда разрушается ключевая практика индустриального мира – разделение места работы и дома, необходимости ехать на фабрику или в контору, – все снова может поменяться. В США люди возвращаются в города, “развивающиеся страны” наращивают свое городское население небывалыми темпами. Может быть, футурологи еще возьмут свое.


Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.